In Amano We Trust

19:50 

Reborn-Canon
In Amano We Trust
21.12.2008 в 20:00
Пишет Дамария:

Новелла из Secret Bullet
Вторая новелла под названием "Экстремальные воспоминания".

Оригинальное произведение, графика: Амано Акира
Новелла: Коясу Хидэаки
Перевод: Дамария
Содержание: история про крепкую мужскую... Сасагавы Рёхэя и Хибари Кёи.

Если прочитать эту историю с желанием смерти, удовольствие увеличится в тысячу раз!

Экстремальные воспоминания

«Утопающая в зелени Намимори...
Не большая, не маленькая, прекрасная середина (Нами)...»

Как и поется в школьном гимне, средняя школа Намимори одноименного города – это самая ординарная средняя школа, в которой нет ничего необычного.
Это история о том, как обычные мафиози, живущие в обычном мире, вырвались из своей обычной повседневной жизни.
...наверное.

1. Начало. Inizio.

Две недели спустя после потрясшего Намимори нападения школы Кокуё.
Гигант, ростом превышающий два метра, закатил глаза и с грохотом рухнул на землю. Среди здоровенных парней, столпившихся в школьном саду, пробежал шепоток.
На их лицах был явственно написан страх. Хотя их было больше ста, а мальчик, которого они окружили, один; к тому же много ниже их ростом и худенький.
– Оря-а-а! – один из нападающих не выдержал напряжения и прыгнул на противника.
Деревянный меч в его руках с размахом опускался на голову мальчика. Смертельный удар, если бы он попал в цель, неминуемо были бы сломаны кости. Однако...
Мальчик не уклонился. Он даже руки не поднял.
– Не... не может быть...
Узкая нога поднялась в воздух выше человеческого роста, мальчик блокировал удар подошвой ботинка.
Смущенный невозможным зрелищем владелец меча отчаянно нажимал. Бицепсы на его руках вздулись, и он всем телом налег на очевидно уступающего ему в физической силе противника.
Тот даже бровью не шевельнул. Несмотря на опасное и теоретически не слишком устойчивое положение на одной ноге.
Он недовольно фыркнул, изогнулся, и в следующую секунду в его руках возникли тонфы. Металлическая палка с пугающей точностью ударила нападавшего в челюсть и он, как его товарищ минутой ранее, рухнул, потеряв сознание.
Напряжение в толпе возросло еще больше. Потребовалось совсем немного времени, чтобы оно дошло до предела и взорвалось – отчаянно завопив, громилы разом бросились на мальчика.
– Вао, - слабо усмехнулся тот, становясь в стойку. – Ну, нападайте. Тех, кто толпится, я загрызу.

Устрашающий глава дисциплинарного комитета, Хибари Кёя.
Пол: мужской.
Возраст: неизвестен.
Оружие: скрытые тонфы.
Важное воспоминание: встреча с младенцем (*Реборном).


– Началось.
– Ага...
В школьном саду развернулась битва один против ста. В тени отдаленного палисада за ней наблюдали два мальчика.

Прирожденный убийца, Ямамото Такэси
Пол: мужской.
Возраст: 14 лет.
Оружие: бита Ямамото.
Важное воспоминание: как Цуна помог ему.


Курящая бомба, Гокудэра Хаято
Пол: мужской.
Возраст: 14 лет.
Оружие: динамит.
Важное воспоминание: как Десятый почтил его спасением.


– Помощь ему, кажется, не нужна, - с немного расстроенным выражением лица почесал в затылке Ямамото.
Перед ним в саду один-единственный Хибари Кёя бил сотню хулиганов.
Ни один из градом сыпавшихся ударов и пинков не мог достичь его тела. Ему же, напротив, хватало одного удара, чтобы утихомирить противника. Отчаянная разница в численности на глазах переставала иметь значение. Одностороннее уничтожение, как если бы человек громил муравейник.
Самый опасный хулиган, глава дисциплинарного комитета средней школы Намимори.
Нет человека, который бы знал пределы силы Хибари Кёи.
– Это всего лишь Хибари, они просто слабаки, - презрительно выдал Гокудэра, но бледности скрыть не смог. – Эй, а ты что здесь делаешь, Ямамото?
– М? А, я услышал, что парни, которых Хибари когда-то избил, наняли телохранителей и пришли отомстить. Дескать, он ослаб после драки с Кокуё, и сейчас у них есть шанс.
– И что с того?
– Вот я и подумал, что, если что, помогу ему.
– Фе. Будто есть необходимость.
– Верно. Хибари действительно силен.
– Да я не про то! Этот тип и нас избивал! Более того, сколько раз он тянул лапы к Десятому!
Десятый... Кандидат на пост следующего главы крупной мафиозной семьи Вонгола, сейчас ведущий жизнь простого ученика Намимори. Разумеется, Гокудэре, правой руке Савады Цунаёси, иначе известного как Цуна, Хибари, который не только не подчинялся боссу, но даже предпринимал враждебные действия, просто не мог нравиться.
– Но мы все равно товарищи, в одной школе учимся.
– Какой он нам товарищ! – буркнул Гокудэра и отвернулся, показывая, что не желает больше участвовать в дурацком разговоре.
– Кстати, Гокудэра.
– Чего?
– А ты-то что здесь делаешь?
– Ой, - ахнул Гокудэра. – Черт, забыл совсем.
– М?
– Я не такой добрячок, как ты. Я использую Хибари как пешку в моей стратегии.
– Стратегии?
В эту секунду...
– Где ты, осьминожья голова-а-а?! – завопили в отдалении.
– Глянь, - Ямамото ткнул пальцем в направлении крыши, - там же...
Там стоял еще один подросток и орал, как альпинист с вершины горы в долину.
Коротко, а ля газон, подстриженные волосы, вздернутые брови, выдающие сильную волю, и вечный пластырь на носу. Ошибиться было невозможно.

Предельный панчинист, Сасагава Рёхэй
Пол: мужской.
Возраст: 15 лет.
Оружие: тренированные до предела кулаки.
Важное воспоминание: мужская... с Хибари.


– Сегодня не сбежишь, Осьминожья голова! Я заставлю тебя сказать «да»!
Ямамото с испугом посмотрел на разоряющегося с крыши Сасагаву.
– Это значит...
– Ну да, - раздраженно ответил Гокудэра. – В последнее время он меня достал просто. «Вступай в боксерский клуб!», задолбал.
Капитан боксерского клуба Рёхэй, был знаменит своей привычкой завлекать в клуб пригодных для бокса людей, кто бы это ни был, как только он их видел. Он не мог упустить Гокудэру, проявившего себя в драке с Кокуё.
– Говорит, у них чемпионат близится, но мне-то что до этого.
– А почему бы и нет, вступи. Ты же ни в один клуб не записан.
– Ты что, идиот? Мафиози не может вступать в клубы...
– Точно. Цуну тоже звали. Почему бы вам вдвоем...
– Вдвоем с Деся... Кончай свои шуточки! Вступить в клуб этого газоноголового, значит стать его подчиненным! Я не позволю Десятому!
– Хм.
– А и пофигу! – закрыл тему Гокудэра и ухмыльнулся. – Я говорил уже, что у меня есть план. Способ, как остановить этого надоедливого помешанного на боксе придурка.
Закончив реплику, он выглянул из скрывающих его кустов и заорал:
– Эй, смотри сюда, газоноголовый!
Рёхэй моментально повернулся, но Гокудэра уже успел спрятаться обратно.
– Ты там, осьминожья голова?! Не двигайся, я сейчас приду! – воспитанно предупредил Рёхэй и скрылся в школе.
– Как, на самом деле ты хочешь записаться в клуб, Гокудэра?
– Да нет, конечно. Все для того, чтоб заманить его сюда и показать ему Хибари.
И Гокудэра поведал о своей стратегии. Вот она вкратце:
1. Показать Рёхэю, как дерется Хибари;
2. Рёхэй заманивает в свой клуб кого угодно, лишь бы он был сильным, и инстинктивно постарается завлечь Хибари;
3. И забудет про Гокудэру.
– Таков план.
– Это же не стратегия, а простой замысел.
Потрясенный правдивостью замечания Гокудэра подавился словами.
– Да мне какая разница, если этот идиот от меня отстанет!
– Но ведь не сработает.
– Что... - ...это значит, хотел спросить Гокудэра, но не успел.
– Осьминожья голова! – завопили совсем рядом, и Гокудэра невольно выпал из кустов.
– Га...газоноголовый?
Перед ним стоял взмокший от пота Рёхэй, несомненно примчавшийся на полной скорости.
– Как ты понял, где я прячусь...
– Ха! Не недооценивай зрение боксера, осьминожья голова, - заявил Рёхэй и целеустремленно двинулся на Гокудэру.
Гокудэра попятился и торопливо указал на сад.
– Эй, вон туда посмотри!
– Что там? – послушно взглянул, куда указали, Рёхэй.
Драка с громилами близилась к завершению. Больше половины нападавших уже лежало на земле. Оставшиеся торопились сбежать от покрытого чужой кровью, хищно усмехающегося Хибари.
– О, Хибари! – воскликнул Рёхэй. – Не устроить ли мне дуэль с экстремально пылающим парнем?
– Да-да. Он лучше...
– Ладно, отложим...
– Что?
– Вступай в боксерский клуб, осьминожья голова!
Гокудэра снова уносился от наступающего Рёхэя. Его стратегия, очевидно, полностью провалилась.
– Я же предупреждал, - почесал щеку Ямамото, провожая взглядом удаляющихся Гокудэру и Рёхэя.
Он мельком взглянул на сад, сражение закончилось. Среди поверженных громил стоял Хибари. Ямамото нервно вздрогнул, еще раз убедившись в его возможностях.
Почему Рёхэй не пытается заставить его вступить в боксерский клуб, несмотря на его силу? Причину Ямамото объяснили сэмпаи из бейсбольного клуба.
Эта история произошла еще до того, как он, Цуна и остальные поступили в Намимори.

2. Прошлое. Passato.

«Новости средней школы Намимори
Майский выпуск.
Приближается дата показательного матча боксерского клуба!
Долгожданная новая схватка?!

Боксерский клуб Намимори пользовался дурной славой, поскольку в самой школе много хулиганов. Ходили уже разговоры, что клуб развалился, но благодаря усилиям капитана Сасагавы Рёхэя, о котором мы уже писали, он превращается в полноценный спортивный клуб.
На следующий месяц назначен показательный матч с боксерским клубом средней школы Хисуй. До этого из-за плохой репутации Намимори, ни одна школа не соглашалась участвовать в показательных матчах, но в последнее время наблюдаются подвижки и – впервые за два года - матч будет проведен.
Несомненно, этот матч покажет, что восстановление боксерского клуба состоялось, и Сасагава-кун расширит клубную деятельность…»


– Хибари Кёя-я-я!!! – после уроков в школьном коридоре загремел бессмысленно-громкий голос.
Подросток в школьной униформе с высоким воротником резко остановился и тяжело вздохнул.
– Опять?
По обе руки от него стояли еще два верзилы в такой же униформе. Оба развернулись, распространяя вокруг себя жажду убийства, но мальчик в центре поднял руки, останавливая их. Затем со слегка утомленным выражением лица направился к окликавшему, Сасагаве Рёхэю.
– Ты назойлив, - заметил он, нависая над Рёхэем. Был он почти на голову выше и давил своим присутствием почти физически, даже и не подумаешь, что он в средней школе.
Рёхэй не дрогнул, напротив, его глаза радостно засияли:
– Какое у тебя прекрасное выражение лица, экстремально мужское! Ты замечательно подходишь на то, чтобы стать членом боксерского клуба!
– Послушай… я же тебе уже говорил…
– Если тебе есть что мне сказать, я готов в любое время, Хибари! Когда ты станешь моим товарищем по клубу!
Подросток снова вздохнул. Рёхэй встрепенулся:
– Может быть, ты…
– Неужели догадался?
– Тебя что-то тревожит! Расскажи мне! Если ты станешь членом боксерского клуба, я сделаю для тебя все, что в моих силах!
– Хватит! – не сдержавшись, рыкнул подросток, но сразу же опомнился и зажал рот руками.
Нельзя нарушать тишину в школе. Для члена дисциплинарного комитета, призванного защищать Намимори, это абсолютный закон.
Он сделал несколько вдохов, чтобы взять себя в руки, и мрачно посмотрел на Рёхэя.
– Здесь люди смотрят, давай выйдем?
– Ха-ха, конечно! – Рёхэй довольно впечатал кулак в ладонь. – Чтобы мужчинам понять друг друга, нет ничего лучше драки лицом к лицу!

На крыше дул прохладный ветерок. С ветром сливалось ровное сонное дыхание, и, вместе с лениво плывущими по небу облаками, создавало удивительную умиротворяющую атмосферу.
Внезапно сопение прекратилось. Сразу после того, как открылась дверь на крышу.
– Хе-хе. А неплохо, - на крышу еле волоча ноги, с аптечкой в руках, вышел Сасагава Рёхэй.
Все его тело было покрыто царапинами и ушибами, но он по-прежнему весело улыбался.
– Слухи о Хибари не лгали. Раз он настолько силен, чтобы на равных и даже больше драться со мной, он станет выдающимся боксером…- на полной громкости общался с собой Рёхэй, но осекся, заметив, что на крыше уже кто-то есть.
Заложив руки за голову и закинув ногу на ногу, на полу дремал худой черноволосый мальчик. В полную противоположность Хибари, с которым Рёхэй только что обменялся ударами на заднем дворе, его внешность была изысканной, далекой от мужественной суровости. Ростом он был приблизительно с самого Рёхэя, но гораздо более изящен. Обитатель аристократических кругов, наследник благородной крови, нет, его окружала волшебная аура другого, высшего мира.
Но помешанный на боксе Рехэй, - он и сам это признавал, - разумеется, не смог почувствовать эту едва уловимую атмосферу.
И в той же манере, в которой он разговаривал с другими учениками, он сказал:
– Извини, что разбудил.
Мальчик молча поднялся и очень холодно посмотрел на него.
– Я тебе немного помешаю, - дружелюбно продолжил Рёхэй. – Мне нужно царапины обработать. А медсестре их было бы сложно объяснить. Кстати, почему ты здесь один?
Мальчик продолжал молчать.
– Ты страдаешь, потому что у тебя нет друзей! – осенило Рёхэя. – Поэтому ты один? Если у тебя проблемы – поделись со мной! Я, Сасагава Рёхэй из боксерского клуба, всегда буду ждать тебя! …Нет, нельзя только ждать и ничего не делать! Я сейчас позову парней, которые согласятся стать твоими друзьями! Уо-о-о!
Рёхэй издал боевой клич и вылетел с крыши через ту же дверь, в которую только что вошел.
Мальчик продолжал стоять на месте, не говоря ни слова. Его руки крепко сжимали парные тонфы, - и когда он успел их вытащить? Если бы Рёхэй вовремя не ушел, по всей видимости этим жутким оружием его бы…
Мальчик недовольно хмыкнул и покрутил тонфы.
– Интересно, где Кусакабэ?

Средняя школа Намимори, комната для приема гостей.
– Аргх! – крупное стовосьмидесятисантиметровое тело захрипело от боли и рухнуло на пол.
Это был тот самый крепкий подросток, которого Рёхэй называл «Хибари». На всем его теле виднелись ушибы, говорящие о яростной схватке. Все они остались от драки один на один с Рёхэем на заднем дворе.
– И… иинтё*… - «Хибари» с трудом поднялся на ноги. По его лицу легко читалось, что один удар главы его комитета оказался более эффективным, чем многочисленные удары, полученные от Рёхэя.
– Объяснись. – Мальчик смотрел холодно и зорко.
– Да… - ноги «Хибари» мелко тряслись, но он сделал над собой усилие и выпрямился перед своим гораздо более низкорослым собеседником. – С недавних пор Сасагава Рёхэй начал навязывать мне ссору… - после чего вкратце рассказал, что произошло между ним и Рёхэем. – По всей видимости он… перепутал меня с вами.
Черноволосый мальчик, настоящий Хибари Кёя, повернулся к нему спиной и присел на роскошный диван для посетителей.
– Ясно, - негромко сказал он, в его голосе смешались понимание и легкое неудовольствие.
– Что будем делать с Сасагавой? – осторожно поинтересовался высокий подросток, заместитель главы дисциплинарного комитета Кусакабэ.
– Не знаю, - легко ответил Хибари и мельком взглянул на своего помощника.
По телу Кусакабэ пробежала дрожь от его пронзительного ледяного взгляда.
– Мне неинтересны слабые люди.
Кусакабэ ничего не смог ответить, его горло пересохло от страха. Неинтересны слабые, эти слова относятся только к Сасагаве Рёхэю, но и к нему самому…
– Как скажете, - выдавил из себя Кусакабэ и низко поклонился.
Хибари Кёя.
Он редко появлялся на свету, практически никто точно не знал, с каких пор он стал главой дисциплинарного комитета Намимори, однако уже сейчас его имя повергало людей в ужас.

*иинтё – глава дисциплинарного комитета.

– Смотри сюда, Кёко! – рассказывал Рёхэй, энергично жестикулируя.
– Ух ты, здорово! – восторженно отзывалась Сасагава Кёко.
Сгущались сумерки, улицы были переполнены – люди спешили домой или за покупками. Старший брат и младшая сестра иногда встречались по дороге из школы (брат шел из средней, сестра из начальной) и шли домой вместе.
– Я провел прямой справа, Хибари одновременно ударил слева, смотри, вот так, удары наложились и получился кросс-каунтер…
Рёхэй молотил воздух как осьминог, и Кёко, не сдержавшись, громко засмеялась.
– Что смешного, Кёко?
– Нет, ничего… Ну, немножко смешно, - Кёко очаровательно улыбнулась. – Я так рада, братик. Тебе весело в школе. Мне теперь намного спокойнее.
– Ну, Кёко… - взлохматил волосы сестренки Рёхэй, та довольно зажмурилась. – Что это за младшая сестра, которая переживает за старшего брата.
– Ну да, - кивнула Кёко. Ее круглые глаза стали печальными.
Когда они оба ходили в начальную школу, группа хулиганов несколькими годами старше однажды жестоко избила Рёхэя. На его голове еще остался шрам с того раза. Вспоминая тот случай, Кёко поныне…
– Братик! – внезапно громко сказала она и посмотрела снизу вверх на Рёхэя.
– Что такое, Кёко?
– Не смей драться.
Рёхэй заколебался, но, увидев серьезное личико сестренки, сразу же согласился:
– Конечно. Я никогда не дерусь! Я решил экстремально посвятить себя боксу. Поэтому…
Схватка с Хибари на заднем дворе. Это не была драка, убеждал себя Рёхэй. Он сказал Кёко, что его ушибы остались после тренировки, но если подумать, он их получил, когда пытался привлечь Хибари в клуб, поэтому нельзя сказать, что они не имеют отношения к боксу. …Ну, наверное.
– Но я счастлива, - поменяла тему Кёко.
– Хм? – Рёхэй вернулся в реальность.
– Вы ведь стали друзьями. С этим мальчиком по имени Хибари.
– Друзьями?..
Уловив смысл, Рёхэй остановился.
– Правда ведь?
– Да, - уверенно кивнул Рёхэй, немного подумав. Мужчины, схватившиеся один на один. Если это не дружба, тогда что она?
– Ты права, Кёко! Мы с Хибари товарищи по кулаку, это можно назвать экстремальной дружбой! – завопил посредине тротуара Рёхэй, распахивая объятья небу.
Он еще не знал, что Хибари, о котором он думал с таким пылом, на самом деле был совсем другим человеком.

"Новости средней школы Намимори
Июньский выпуск

Дисциплинарный комитет ужесточает контроль за соблюдением школьных правил?!
По школе распространяется невидимая угроза?
В последнее время бросается в глаза «завинчивание гаек» членами дисциплинарного комитета. Фигуры в неизменной школьной униформе, несмотря на наступившее лето, одним своим видом внушают страх простым учащимся.
Однако сопротивление насильственным действиям дисциплинарного комитета тоже велико, ходят слухи, что школьные хулиганы, враждебные комитету, начали действовать...
(позднее дисциплинарный комитет подверг номер цензуре)"


– О, это ты.
Средняя школа Намимори. Крыша.
Именно сюда украдкой как обычно Рёхэй пришел обрабатывать ушибы после шестой в этом месяце «мужской схватки» с «Хибари». На крыше находился черноволосый мальчик, с которым ему один раз уже доводилось общаться.
– Давно не виделись. Как жизнь? – начал Рёхэй и осекся: - Прости! Конечно, плохо!
Мальчик, Хибари Кёя, приподнялся на локте и смерил его холодным взглядом. Ничего не заметив, Рёхэй вдохновенно продолжил:
– Раз ты снова на крыше в одиночестве, значит, ты не решил свою проблему. Я беспокоился, что не вижу тебя. И в боксерский клуб ты не приходил.
С губ Хибари сорвался вздох.
– Не расстраивайся ты так. Ладно, чтобы ты взбодрился, я расскажу тебе об экстремально пылающем парне. О нашей страстной и яростной схватке с Хибари.
Тихий стук – Хибари, вытаскивающий из-за пазухи тонфы, остановился.
– Я чувствую… Каждый раз, когда мы обмениваемся ударами, дружба между нами углубляется.
– В самом деле... – Хибари слабо усмехнулся.
– Такими темпами, - воодушевился Рёхэй, - скоро он обязательно станет моим товарищем по клубу. Даже успеет до показательного матча. Вот поэтому...
Но только разговор стал по-настоящему волнующим, мальчик встал.
– Эй, ты куда? Я не досказал про...
Ничего не ответив, мальчик ушел с крыши.
– Я же не закончил, - скривил губы Рёхэй, но сразу же заулыбался. – Ну конечно! Мой рассказ сразу же подействовал! Прекрасно, прекрасно!
Чтобы выразить переполняющую его радость Рёхэй начал боксировать с тенью, но тут же замер, поморщившись от боли. Он пришел сюда, чтобы ушибы обработать.
Привычно смазывая царапины йодом из принесенной с собой аптечки, Рёхэй снова задумался. Повреждения, полученные им в драке с Хибари на заднем дворе, нельзя было назвать серьезными. Сам он не собирался серьезно избивать противника, памятуя, что тому еще в боксерский клуб вступать, но перед Хибари такие ограничения не стояли. Тем не менее, с Рёхэем дрались не всеми средствами, а будто желая проверить свои и его силы, и это значило…
– Да, он настоящий мужчина. Я не я, если он не вступит в клуб.
В это самое время послышался звук шагов, судя по грохоту, к выходу приближалась многочисленная толпа. Дверь резко распахнулась, и на крышу высыпали парни со злобными физиономиями.
– Вы кто? – удивленно спросил Рёхэй, и на крыше повисла тишина.
Затем…

На следующий день.
Хибари, спящего на диване в приемной, разбудил стук в дверь. В комнату, извинившись, проскользнул Кусакабэ с отеком на пол-лица.
Расставшись вчера в Рёхэем, Хибари прямо направился к Кусакабэ и наложил на него наказание, следы которого сейчас и наблюдал.
– Разобрался с ним?
Кусакабэ молчал.
– Я не люблю слабых. Пожалуйста, не заставляй меня повторять это.
Кусакабэ не говорил ни слова.
– Сколько ты еще намерен с ним играть? Он был уверен, что я вступлю в боксерский клуб.
– Ч-что до этого… - сбивчиво начал Кусакабэ, но, не желая вызвать презрение Хибари, заставил себя успокоиться и начать сначала. – Что до этого. Сасагава Рёхэй не слушает, что ему говорят. Я не раз убеждал его, что я – не вы.
– Хм…
– К тому же, Сасагава выдающийся боксер. Если сломать его полностью, боксерский клуб, а заодно и Намимори…
– Прекословишь?
Всего одно слово. Этого хватило, чтобы Кусакабэ замер, как кролик перед удавом.
– Ты не понимаешь моих распоряжений?
После долгого молчания Кусакабэ с трудом ответил:
– В них нет необходимости.
– Нет необходимости? – с недоумением свел брови Хибари.
– Да.

– Сасагава Рёхэй доставлен в центральную больницу Намимори с тяжелыми повреждениями.

Палата в центральной больнице Намимори.
На кровати лежал Рёхэй, рядом на стуле сидела Кеко. Оба молчали. На милом личике Кёко было написано сильное недовольство. Рёхэй, стремясь избегать ее взгляда, смотрел в окно.
– Бра… тик, - недовольство исчезло, плотину прорвало, и на глаза Кёко навернулись крупные слезы. – Почему все так вышло…
– Ну, это… - заторопился Рёхэй, - я же говорил уже, уснул в неловкой позе, вот все и затекло…
– Матч же… скоро…
Рёхэй подавился воздухом.
– Ты же так старался… а вышло…
Рёхэй лишился дара речи, и Кёко, не выдержав, выбежала из палаты, пряча лицо в ладонях.
– Прости, Кёко… - с трудом выдавил Рёхэй.
Младшая сестренка плачет из-за него, как же он жалок.
Вчера завалившиеся на крышу парни сказали, что пришли, чтобы прикончить Хибари. Рёхэй не знал, почему они его так ненавидят. Но он не мог допустить такого подлого поступка, как нападение впятидесятером на одного. Ведь Хибари его…
– Друг…
Рёхэй посмотрел на свои ладони и задушил в себе отчаянный крик.
Завтра должен был состояться матч, первый с момента его вступления в боксерский клуб.

– Со всеми разобрались?
– Так точно!
Получив ответ, Кусакабэ огляделся.
Заброшенный завод за городской чертой Намимори. Шайка хулиганов, противников дисциплинарного комитета, выбрала это место для базы подальше от людских глаз.
На бетонном полу были разбросаны стонущие хулиганы – работа дисциплинарного комитета под руководством Кусакабэ. Однако их было много меньше, чем по имеющимся данным, как он узнал, большая часть личного состава вчера была выведена из строя.
– Сасагава Рёхэй… - прошептал Кусакабэ, его лицо потемнело. – Сегодня должен был быть матч…
Важный показательный матч, их давно не было у боксерского клуба. Кусакабэ знал, с каким энтузиазмом Рёхэй ожидал его. Человек, который сражался с ним, Кусакабэ, на равных, несомненно, возвеличил бы имя боксерского клуба. Однако…
Если бы он раньше обнаружил базу хулиганов…
Если бы он быстрее собрал комитет и сокрушил вражеские силы…
Кусакабэ выкинул из головы бесплодные размышления, и, оставив подчиненных, в одиночку пошел в Намимори, где ожидал отчета о завершении операции его начальник.
На дороге его ожидала невероятная картина. Перед ним стоял человек, которого там стоять не могло. Совсем недавно он в одиночку схлестнулся с пятидесятью хулиганами и получил тяжелые ранения…
– Сасагава Рёхэй!

Он хотел стать сильнее.
Сначала – для того, чтобы своими проигрышами не огорчать младшую сестру. Но в какой-то момент сам того не заметив Рёхэй всем сердцем полюбил бокс.
Бокс воспитал в нем сильного мужчину. Научил находить удовольствие в тяжелом труде, дал надежных друзей.
Рёхэй не мог предать свой спорт. Поэтому…
– Сасагава Рёхэй! – внезапно окликнули его, и он с удивлением обернулся. В ту же секунду палка, на которую он опирался, поехала по земле. Рёхэю грозило неминуемое падение, но в последний момент его поддержала чья-то крепкая рука.
– Хибари… - улыбнулся Рехэй, он до сих пор не разобрался, кто есть кто. – Что ты здесь делаешь?
– Это я тебя спрашиваю! – возвысил голос Кусакабэ, который вообще-то всегда старался сохранять спокойствие – он же был членом дисциплинарного комитета.
Рёхэй был жестоко избит. Тело было обмотано бинтами, сильно несло лекарствами, и совершенно не чувствовалась обычно излучаемая им энергия.
В руках Кусакабэ безвольно лежало тело мужчины, с которым он до этого не раз дрался, и в его душе вспыхнули неизведанные чувства.
– Возвращаемся в больницу. Ты даже ходить нормально не можешь.
– Эй, нам не в ту сторону, Хибари.
– Что?
– Школа Хисуй, где будет матч, в другую сторону.
На этот раз Кусакабэ полностью лишился дара речи. В его голове сверкнуло понимание, что, возможно, затеял Рёхэй. Нет, вряд ли, пытался убедить себя он, уже чувствуя, что окажется прав.
– …что бы собираешься делать?
– Очевидно же. Я капитан, я не могу не учас…
– Не говори ерунды! – снова вспылил Кусакабэ. – Ты не можешь драться в таком состоянии! Даже ты…
– Какие глупости ты говоришь, - очень спокойно посмотрел на него Рёхэй. С какими бы трудностями он не столкнулся, оно не исчезнет - пламя в его глазах, подобное вечно сияющему солнцу. – Я буду драться. Вот и все.
Рёхэй двинулся было с места, но Кусакабэ быстро обнял его, останавливая.
– Но почему?! В боксерском клубе есть и другие люди!
– Как ни жаль признавать, мои еще слабы. В Хисуй сильный клуб, они ни одного матча не выиграют.
– Но это всего лишь показательные матчи…
– Всего лишь?! – рявкнул Рёхэй, пытаясь врезать Кусакабэ. Его лицо исказилось от боли и он рухнул на колени. – Это очень важно, - он впился взглядом в Кусакабэ. – Матч показательный, но если мы проявим себя плохо, репутация боксерского клуба Намимори снова рухнет в грязь. Тогда мы снова долго не сможем участвовать в соревнованиях.
Кусакабэ вновь удостоверился, какие сильные чувства Рёхэй питает в своему клубу. А также, возможную причину, по которой он так настойчиво пытался завлечь в клуб Хибари.
– Если бы ты… был со мной…
Кусакабэ мучительно избегал его взгляда. Он прекрасно понимал Рёхэя. Но он состоял в дисциплинарном комитете. Он не мог предать Хибари. Но…
После долгого молчания Кусакабэ решительно взвалил Рёхэя на себя.
– Стой! Матч…
– Я понимаю, - ровным голосом сказал Кусакабэ. – Пойдем. На матч.

Кусакабэ сам себя не понимал. Как второй человек в дисциплинарном комитете, он поддерживал Хибари. Только в этом и заключалась его роль. Но сейчас он…
– Пришли.
Они стояли перед спортзалом средней школы Хисуй. Кусакабэ тяжело дышал, даже он утомился, притащив на себе израненного Рёхэя.
– Прости, Хибари. Ты даже не член клуба, а я доставил тебе столько хлопот.
Кусакабэ не знал, как ему сказать. Прими меня в клуб. Выстави меня в матче.
Хибари вряд ли позволит сочетать бокс с комитетом. Но Кусакабэ просто не мог бросить Рёхэя, который все силы до полного истощения отдавал боксерскому клубу.
«Простите, иинтё…», - мысленно повинился перед Хибари Кусакабэ и открыл рот…
– Братик! – ему помешал удивленный детский голосок. К ним бежала Кёко. – Что ты здесь делаешь?
– Ну… это…
– А больница? Ну, братик!
– Выслушай меня, Кёко. Я любой ценой должен…
– В матче будет участвовать Хибари-сан.
Рёхэй и Кусакабэ окаменели.
– Я знала, что он тебе поможет. Он же твой друг.
– …
– Я пошла в твою школу, хотя мне было очень страшно… Но случайно я сразу же наткнулась на Хибари-сана…
– По-подожди, Кёко… - наконец-то прорезался голос у Рёхэя. – Что ты говоришь? Хибари же вот он.
– Да? – растерявшись, Кёко посмотрела на Кусакабэ.
Тот сорвался с места и, не обращая внимания на оклики Рёхэя, на полной скорости рванул в сторону спортзала.

– Иинтё!
Он видел невероятное.
Удивление, которое он испытал, увидев сбежавшего из больницы Рёхэя, было несравнимо с нынешним.
…Он был здесь.
Ошибиться было невозможно, на ринге, в небрежно накинутом школьном пиджаке… Абсолютно чужеродный, как мрачный дух, явившийся из мира сказок.
Остальные присутствующие, захваченные теми же чувствами, что и Кусакабэ, не говорили ничего, заворожено наблюдая за Хибари.
– Что с вами? – ни у кого конкретно спросил тот. – Никто не выйдет? Это же матч.
Где уж там ответить, никто даже голос подать не мог.
– Это же брюнетик без друзей!
Заклятье спало, Кусакабэ обернулся и увидел с трудом бредущего к рингу Рёхэя.
Хибари тоже взглянул на него. Взгляды столкнулись: прохладный Хибари и растерянный Рёхэя.
– Почему ты здесь?
Некоторое время Хибари молчал. С легкой улыбкой наблюдал за Рёхэем, наслаждаясь его реакцией.
– Ты говорил.
– Ч-что говорил?
– «Если ты запишешься в клуб, я сделаю все, что окажется мне под силу». Вон тому Кусакабэ.
– Какому Кусакабэ?.. – Рёхэй пришел в еще большее замешательство.
Хибари невозмутимо продолжал:
– Хорошо. Я вступлю в клуб.
– Правда?! – лицо Рёхэя моментально осветилось. «Вступлю в клуб». Простые слова развеяли все его сомнения.
– Однако… После этого матча я его покину.
Не переставая улыбаться, Рёхэй застыл.
– И ты никогда больше не будешь пытаться привлечь меня в свой клуб, - взгляд Хибари был спокоен и терпелив. – Это были твои слова. Все, что в твоих силах.
Рёхэй не мог ему ответить. Не выдержав, вскричал Кусакабэ:
– Иинтё! Это слишком…
Рёхэй поднял руку, останавливая его. И снова посмотрел на корт, прямо в глаза Хибари.
– Согласен.
Одно слово. И прежде, чем оно разбежалось кругами по безмолвной толпе, Хибари отвернулся от Рёхэя.
Разговор был окончен, сделать оставалось только одно.
– Ну что, не начать ли нам?
В секунду, когда он принял стойку, из его тонкого тела хлестнула режущая жажда крови. Затем…

Боксерский клуб средней школы Хисуй познал самый большой ужас с момента своего основания.

3. Конец. Fine

– … так оно и было.
– Ясно, - понимающе кивнул Гокудэра, он слушал рассказ Ямамото, сумев в последний момент ускользнуть от Рёхэя.
– Как я и думал, газоноголовый – болван. Так легко попасться на удочку Хибари.
– Мне кажется, «попасться на удочку» не совсем подходит…
– Хм? Подожди-ка. Почему бы мне не использовать этот метод? – осенило Гокудэру.
– Вот ты где, осьминожья голова! – внезапно завопил Рёхэй, хватая Гокудэру сзади за шею и выуживая его из кустов.
– Ну, газоноголовый, сегодня ты меня просто достал!
– Ха. Таким как ты, кто, знай, все шатается без дела, есть только одна дорога – в наш боксерский клуб!
– Да какой дурак захочет…- Гокудэра подавился на полуслове. Заставил себя улыбнуться и кротко сказал: - Ладно, я вступлю.
Рёхэй расплылся в счастливой улыбке.
– Ты наконец-то понял меня! Поистине, бокс – экстремально романтический вид спорта, притягивающий мужчин! - страстно начал он.
Гокудэра судорожно боролся с дурнотой. Терпи. Это стратегия. Если выудить у Сасагавы обещание, как тогда Хибари, что он поступит, как ему скажут…
– Эй, газоноголовый! Я вступлю в клуб, а взамен ты…
– Пошли, осьминожья голова! – не подавая виду, что он что-то слышал, Рёхэй потянул его за руку. – Немедленно начнем тренироваться. Сначала легкая разминка.
– Эй, я не закон…
– Легкие сто кругов вокруг школы, потом легкая часовая растяжка, затем легкие отжимания, пресс и прыжки…
– Что здесь легкого?! Да слушай же! – завопил Гокудэра, но Рёхэя было не остановить.
Похоже, эта стратегия тоже провалилась.

Средняя школа Намимори, крыша.
Перебив сотню нападавших, Хибари как ни в чем не бывало наслаждался полуденным отдыхом. Тихое дыхание смешивалось с теплым ветерком.
Сегодня в Намимори был мирный день.

URL записи

@темы: новеллы

URL
Комментарии
2014-02-01 в 20:40 

Вау *-* спасибо за перевод :smiletxt:

URL
2014-09-25 в 17:43 

Это божественно *о*! Большое спасибо за перевод!

URL
2016-09-02 в 13:12 

Nathalie-Nathalie
Быть лучше, быть собой, быть свободным в желаниях и действиях.
Огромное спасибо за эту историю и перевод!! Читала с огромным удовольствием :3

   

главная