In Amano We Trust

01:24 

Reborn-Canon
In Amano We Trust
07.03.2012 в 21:27
Пишет Пушистая пуська:

Название: Bakudan Bambino
Авторы: Амано Акира, Коясу Хидэаки
Переводчик с японского: knights-manga
Переводчик с английского: Пушистая пуська
Опубликована в сборнике Secret Bullet 2 X-Fiamma 09.02.2008

Обложка:


Иллюстрации:


1

Этот случай... произошёл с ним ещё в те времена, когда он был одинок.

....................

"Ну, понеслась", - подумал Хаято. Он хорошо знал, что ничто в мире никогда не случалось так, как ему бы того хотелось. И он знал, что хочет слишком многого, - но даже если мог понять это рассудком, чувства, которые он испытывал по этому поводу, были далеки от смирения.

Итак, он заорал:

- И долго ты собирается тут стоять и пялиться на меня с этим гнусным лицом и этой долбаной ухмылкой, ты, ублюдок?! - и с силой треснул кулаком мужчину, наклонившегося над ним.

Мужчина упал, пропав из поля зрения Гокудеры.

- Ч... - усмехнулся Хаято и начал подниматься. Он лежал на раздолбаной грязной деревянной кровати с прилипавшими к телу простынями, в крошечной комнате, которую - он мог в этом поклясться! - никогда не видел раньше.

- ....................

Настроение у него было препаршивое. Шутка ли: проснуться - и осознать, что не имеешь ни малейшего представления насчёт того, где только что спал. И хуже того - ни малейших идей насчёт того, кто, к дьяволу, только что на тебя пялился.

- Что это за место?... Почему я в такой жалк...

- Больно!!!!

- А-ах? - взвизгнул Хаято. Внезапный крик испугал его и заставил невольно вздрогнуть. Хуже всего было то, что мужчина сказал "больно!!" таким голосом, словно это доставляло ему неимоверное счастье.

- Ай! Это и правда больно, ребёнок! - продолжал смеяться незнакомец. И это после того, как Хаято всего мгновение назад треснул его так сильно, что он упал. Хаято посмотрел на всё ещё лежащего на полу в неуклюжей позе и просто прям-таки оскорбительно громко гогочущего мужчину - и почувствовал, как в груди начинает клокотать злость.

- Перестань, к дьяволу, ржать! - крикнул он.

Мужчина резко прекратил хохотать и вместо этого уселся, тупо уставившись на Хаято:

- Почему это я не могу смеяться? - спросил он.

- Слушай, просто скажи, что именно из всего этого заставляет тебя ржать?

- Ну, это очевидно, не так ли? - ответил мужчина. - То, что ты причинил мне боль.

- ....................

- А, нет, я имею в виду...

- Ты имеешь в виду - что?!

- Просто я очень рад, что ты чувствуешь себя достаточно хорошо, чтобы так сильно меня ударить.

- ....................ч...?

У Хаято появилась одна дикая идея насчёт того, что хотел сказать этот человек, но она только смутила его ещё больше. Почему вообще этот чувак так радуется тому, что кто-то, абсолютно ему незнакомый, чувствует себя хорошо?

Растерявшись от отсутствия вменяемых объяснений происходящему, Хаято просто пялился, без единой мысли в голове. Если бы ему вздумалось описать увиденное, он бы сказал, что чувак был ужасно скучный. На вид ему было двадцать восемь - двадцать девять, может быть, даже тридцать. И в любом случае, для двенадцатилетнего Хаято он выглядел как и любой другой пожилой мужчина. И этот пожилой мужчина всё ещё широко скалился, несмотря на то, что лицо его покраснело и опухло от удара Хаято. И, похоже, он не собирался за это мстить.

- Не понимаю, - произнёс Хаято. В конце концов, кажется, наилучшим выходом из ситуации будет просто проигнорировать старика.

Хаято взялся за край кровати и попытался подняться - и внезапно словно арбалетные стрелы прострелили его тело.

- Ч-ч... - теперь он вспомнил.

Он пришёл в этот небольшой городок в долине всего пару дней назад. И просто шатался, рассматривая окрестности, когда ввязался в драку с какими-то парнями, которым случилось проходить мимо в то же время. На самом деле у него не было на это никаких причин. Но так было - привычно. И в прошлом городе он тоже вёл бурную жизнь, постоянно устравая драки, одну за другой, - просто он так жил, с тех самых пор, как сбежал из дома, когда ему исполнилось восемь.

У него уже был огромный опыт по части всяких милых неприятностей, и даже когда на него бросались толпой, он не собирался уступать. Он снискал себе кличку "Дымящая Бомба" - за то, что использовал динамит столь искусно, словно тот был продолжением его собственного тела. Не было никого, кто мог бы выстоять против него!

Но... Может быть, именно это сделало его таким беззаботным.

- Проклятье, - Хаято поднял руки к раскалывающейся голове - и осознал, что та обёрнута несколькими слоями бинта. Он потерял сознание... И, хотя не понимал, почему, очевидно, этот мужик принёс его сюда и даже обработал его раны. Это было...

- Эй, ребёнок! - закричал мужчина и внезапно стремительно бросился вперёд, чтобы удержать его.

- Т-ты! - Хаято был совсем не в том состоянии, чтобы достаточно быстро реагировать на все сумасшедшие вещи, которые делал этот старик, но в любом случае он не собирался позволять ему и дальше творить всё, что вздумается. Он резко повернулся, впечатывая кулак в чужой живот, и на лице мужчины промелькнула боль, а сам он ослабил хватку на руке Хаято.

- Пошёл вон с дороги, - заорал Хаято, отпихивая его в сторону. Ладонь уже легла на дверную ручку, и...

- П-подожди! - этот непонятный человек опять повернулся к нему, протягивая дрожащие руки. Но Хаято совершенно не собирался оставаться с ним ещё хотя бы секундой дольше. Он резко развернулся и бросился прочь из комнаты.

***
Клонящееся к закату солнце проглядывало между домами, и задолго до того, как ночь успела прочно обосноваться над обшарпанным маленьким городишкой..............

- Кх, - Хаято шёл по воняющим кислятиной глухим улочкам, с выражением крайнего раздражения на лице. Частично его причиной могла быть боль, всё ещё пульсирующая в голове при каждом шаге, но в основном своим поганым настроением Хаято был обязан размышлениям о чокнутом старике.

- Проклятье... Так я, блин, и поверил...

Он делал вид, что ему совершенно на всё плевать, он яростно пинал все указатели, которые имели несчастье попасться ему на пути, и беспрерывно бранился всеми грязными словами, какие только приходили в голову, - и всё равно никак не мог просто избавиться от этих паршивых ощущений.

Равно как и от окружающего мира, который, резко контрастируя с его состоянием, самозабвенно искрился цветами и звуками. Тут и там взгляд натыкался на рекламные вывески каких-то баров и казино, окружённых клиентами, собирающимися хорошо провести время. Их радостный гул только усугублял растущее раздражение.

- Да заткнитесь вы! - внезапно заорал он, заставив людей вокруг остановиться и в шоке уставиться на него. Но довольно скоро они вернулись каждый в свой личный мир... как будто Хаято и вовсе никогда не существовало.

- ...дерьмо.

Да. Правильно. Именно то, что они собой и представляют. Другие, все остальные люди - ничто иное, кроме как куски дерьма. Это было кристально ясно, чуть ли не до боли. И он не ожидал никакого иного отношения от "цивилов" - когда даже люди с задворок "цивильного" мира, мафиози, жившие с неправильной стороны света... даже они не приняли его. Итак - почему...?

- Почему?!... Я просто не понимаю...

Какой-то мужик, который помогает другим, не желая ничего взамен... Это просто аномалия, которой не должно быть... помогает, не желая ничего...

- ....................!

Глаза Хаято расширились, и он принялся яростно проверять одежду. Он пропал. Там было немного, но бумажник, в котором он держал все свои деньги, пропал.

- Этот старик!

***
- ААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!

Хаято с грохотом послал ведущую в захудалые аппартаменты дверь в полёт.

- А ну, мать твою, выходи!! Не думай, что я позволю тебе просто так уйти с ним, старик!! - его широко распахнутые глаза налились кровью, и он обшарил взглядом каждый дюйм комнаты, но кошмарного старикашки нигде не было видно. Зато там находился кое-кто другой.

- Малец??!

Это был миловидный маленький мальчик пяти или шести лет, который уставился на Хаято, разинув рот. Впрочем, Хаято уже совершенно изнемог от сюрпризов, так что достаточно быстро напустил на себя обычное выражение ледяной неприступности.

- Эй, мелочь, куда ушёл старик?! - требовательно спросил он.

- ...ты имеешь в виду... папу?

- Ага, верно, твой старик! Где его черти носят? Выкладывай!

- ....................

Ребёнок просто молча глазел.

***
Место, куда мальчишка привёл его, было небольшим баром буквально в паре шагов от той подворотни.

- Это оно?! - он отпихнул ребёнка с дороги, ворвался внутрь... и задохнулся при виде интерьера, который с трудом можно было представить при взгляде на унылый обшарпанный экстерьер бара. Спокойная и деликатная атмосфера, текучая, словно поток, - и никаких скандальных хулиганов, так типичных для трущоб. Напротив, все посетители сидели тихо, внимая единственному звуку; звуку, струящемуся от чёрного пианино в самом сердце бара.

- Э...!

Перед пианино сидел тот самый мужик с кошмарной ухмылкой. Чистое, правдивое выражение лица, с которым он склонялся над клавиатурой, словно сделало из него совершенно другого человека, и Хаято, забыв свою злость, просто стоял и смотрел. Нежность… и мощь. Вот что принесли ему льющиеся от пианино звуки.

- Ах... - гром разразившихся аплодисментов втащил его обратно в реальность. Осознав, что музыка полностью поглотила его, Хаято огляделся по сторонам, пытаясь прогнать смущение. Стоявший рядом ребёнок смотрел на него снизу вверх и улыбался.

- Тебе понравилось?

К полнейшей своей неожиданности, Хаято обнаружил, что не в состоянии произнести в ответ хоть что-нибудь. И почему-то у него возникло такое чувство, будто это что-то вроде входной платы или победы, которую нужно одержать, - но в любом случае ему критически требовалось сказать что-ни...

- Ребёнок!

Хаято дёрнулся, услышав этот ужасно знакомый, кошмарный голос, и бросился прочь, немилосердно пихаясь и толкая окружающих, - только чтобы обнаружить себя лицом к лицу со стариком. Достоинство и грация, которыми он, казалось, обладал, играя, полностью исчезли, и он снова скалил зубы, как какой-то сосунок.

- Я так рад, что ты в порядке!

- Д-держись, к чертям, от меня подальше! - заорал Хаято, и растущая тревога, взяв верх над злостью, заставила его отступить на пару шагов. Впрочем, он довольно скоро вспомнил причину, по которой пришёл сюда, и крикнул: - Ты, ублюдок, что насчёт денег!...

- Меня не волнуют деньги!! - внезапно повысил голос мужчина, и выражение его лица стало настолько серьёзным, что Хаято ещё раз потерял дар речи. - Ты - ты сам - в порядке? Как твои раны?

- А??

- Я беспокоился. Ты ушёл так быстро после того, как очнулся. Но у тебя тяжёлые раны! Тебе надо отдохнуть.

- Э... - Хаято мог только безмолвно пялиться. Когда он пытался втащить его обратно в комнату, этот старик, что? - просто пытался снова уложить его?

- Но, ты знаешь, ты действительно хороший ребёнок. Пройти весь этот путь, чтобы только заплатить мне...

- А?

- Да, мы бедны! Возможно, даже слишком бедны! Может, даже слово "нищий" недостаточно верно... Но не бери в голову! Понимаешь, принять в благодарность плату от ребёнка вроде тебя - это...

- Э-эй...

- ...будет как... ну, такой взрослый как я... Я имею в виду, я не могу даже подумать об этом, просто вот представляю причины, какие бы ты мог привести, но ни одна из них... Наверное, ты можешь воспринять это как грубость, что я вот так отказываюсь сейчас... Но, нет, я имею в виду, я действительно не хочу, это слишком много - даже просто один евро, я имею в виду. Я не хочу его, но в конце концов, нет, я действительно не...

- Твою мать, да ты уже стащил его!! - совершенно измученный и оскорблённый всем этим, Хаято пнул старика, всё ещё стоя с ним лицом к лицу. - Кто, к дьяволу, говорил хоть что-то про то, чтоб дать денег ТЕБЕ?! Ты стащил их! Ты забрал мои деньги!

- Твои деньги?

- Не строй тут из себя дебила! Кто, к дьяволу, ещё мог...

- Может быть, те парни, что избили тебя?

- O, - он произнёс это машинально, и его голос прозвучал по-идиотски даже для него. Да. На самом деле, если подумать над всем этим... если бы старик хотел только денег, ему не надо было бы заморачиваться и заботиться о нём... Но сейчас, зайдя так далеко, Хаято чувствовал, что его гордость не угомонится, если он просто уйдёт.

- Я не желаю слушать твои проклятые извинения! Просто отдай мне мои д...

- Окей, - был ответ - и старик уже протягивал ему несколько сильно смятых банкнот. - Я знаю, что это не твои, но если это приемлемо...

- ....................

В этот миг Хаято почувствовал себя по-настоящему оглушённым.

Вот так он встретил Карло.

2

Карло был пианистом в этом маленьком баре.

Его гонорар никогда нельзя было охарактеризовать словом "щедрый", и весь он уходил на ту простую жизнь, которую Карло вёл со своим сыном Никколо.

С момента их первой встречи у Хаято сложились прискорбно неразрывные отношения со Стариком Карло, потому что чуть ли не каждый раз, когда Хаято пытался устроить шухер где-нибудь в городе, Карло припирался туда незванным, словно взял на себя обязанность повсюду совать свой нос. Сегодня тоже не стало исключением.

- ...Ребёнок.

- Что?!

- Ребёнок, просто... Я хотел бы кое-что спросить у тебя...

- Хотел бы кое-что спросить?

- А ты... Ну, ты знаешь, один из этих? Я имею в виду... из тех, кто по-настоящему любят, когда им причиняют боль... Мне кажется, это называется на "м" или типа того... Ты... У тебя действительно что-то вроде этой...

- Не мели ерунды! Вляпался бы я тогда во всё это, ты, идиот!

- Ну, хотелось бы мне в таком случае знать, почему же ты постоянно ведёшь себя так, словно хочешь поскорей умереть... - горько улыбнувшись, Карло выдал раздражённый смешок.

Их глаза слезились от лучей заходящего солнца, пробивающихся сквозь узкие щели между домами. Оба они - и Хаято, и Карло - лежали на животе, рухнув рядом друг с другом на землю в какой-то подворотне. Оба были покрыты ранами, и даже их одежда была изорвана в клочья, так что каждому, кто решил бы бросить на них взгляд, стало бы очевидно, что они только что побывали в драке.

Можно было не уточнять, что основной причиной всех драк был именно Хаято. Иногда некоторые парни врезались в его плечи, иногда ему просто не нравилось выражение их глаз. Это было что-то вроде отговорок, которые давали ему право бросаться на местных головорезов.

Хаято был один, когда ввязался в добрую драку. Однако, его соперник звал на помощь одного друга за другим, пока положение вещей не изменилось - и в тот момент, когда он осознал это, Хаято был атакован со всех сторон. И одновременно с этим показался Карло. Он бросился между ними, пытаясь спасти Хаято, но в конечном итоге они оба, избитые, просто смылись.

- Эй, слушай... Если уж мы задаём вопросы... Это Я тут единственный, кто должен спрашивать у тебя!

- Спрашивать у меня? Ха-ха... Тебе не нужно стесняться.

- Это кто ещё тут стесняется?! ...слушай, почему... Почему ты продолжаешь делать всю эту ненужную ерунду?

- Ненужную? Например?

- Да всё! Позволить себя избить вот так... Ты идиот или типа того?!

- Но... Это потому, что мне всегда кажется, будто ты ждёшь, что я помогу тебе...

- Чт... Какого дьявола?! Я тебе хоть раз говорил что-то подобное?!

- Ну, ты говоришь, не так ли...? Твои глаза постоянно говорят "помоги мне", ребёнок.

Хаято, сам не зная, почему, не смог придумать ничего в ответ. И его лицо постепенно становилось таким горячим, что он едва мог это вытерпеть.

- ...тч... Идиот...

С трудом пробормотав что-то типа того, что и так бы со всем справился, он отвернулся и сел, спиной к Карло. Ощутив боль, попытался осмотреть своё тело - ну, учитывая всё произошедшее, каким бы продырявленным и избитым он себя ни чувствовал, на самом деле все раны были совсем несерьёзными. Но...

- ...кх...

Услышав болезненный вздох, Хаято обернулся - покрытый испариной Карло стискивал своё правое запястье.

- Эй...

- Эх... Я в порядке. У меня иногда бывают некоторые проблемы с грибком стопы, но...

- Стал бы ты держаться за запястье, если бы у тебя был грибок стопы, идиот! - Хаято подошёл ближе к Карло, взяв его за руку.

- ............ч............. - Карло скривился от боли, и один взгляд на его красное и опухшее запястье ясно дал понять, что ранение оказалось не из слабых.

- ...во имя всего... Чем, к дьяволу, ты думал, а...? - не в силах сделать что-нибудь прямо на месте, Хаято раздражённо положил руку Карло себе на плечо и потащил его за собой.

До полного восстановления может пройти недели две - таков был вердикт, озвученный Карло доктором. Как и подозревалось, ранение его правого запястья оказалось наихудшим. Для Карло, по крайней мере, в некотором роде его можно было бы назвать смертельной раной.

Если он не сможет шевелить рукой, то не сможет и играть на пианино.

Что и говорить, для Карло, чьим единственным источником дохода была игра на пианино в том маленьком баре, положение оказалось, без сомнения, крайне затруднительным.

- ...проклятье... Ты, блин, разыгрываешь меня! Ты, по ходу, реально идиот... - матерился Хаято, идя по городу. Он ничем не мог помочь, но злился каждый раз, когда думал о Карло. Он просто не мог понять, чем, к дьяволу, думал этот старик. Ну, должен же быть предел этой дурацкой доброте, а?

Согласно тому, что он слышал - или точнее, согласно истории жизни, которую Карло начал рассказывать ему, хотя он о том и не просил, - вроде бы, Карло пытался стать профессиональным пианистом, выступающим по всему свету. Однако, ни одна из надежд, которые он лелеял, не осуществилась: он женился, но его жена вскоре умерла, и поэтому сейчас он вёл нищенское существование с той единственной семьёй, которая у него оставалась во всём мире - со своим сыном...

- Проклятье, на самом деле ты совсем не в том положении, чтобы пытаться помогать другим...

В любом случае, Хаято не мог больше терпеть подобное. Благочестивый или нет, он не собирался позволить себе быть в долгу у кого бы то ни было.

- ....................

Он остановился у бара, в котором Карло играл каждый вечер. Солнце было довольно высоко, и тот был всё ещё закрыт.

Он стоял перед ним с потерянным видом. Слонялся туда и обратно, подходя ближе к двери бессчётное количество раз, прежде чем...

- Проклятье!! - и он со всей силы пнул дверь.

Внтури в полумраке никого не было видно, и комната была наполнена мёртвой тишиной.

Взгляд Хаято остановился на пианино в центре бара. Карло был ранен неделю назад. Сейчас всё выглядело так, как будто на пианино всё это время никто не играл - на нём виднелся тонкий слой пыли.

- ....................

Хаято пристально смотрел на пианино.

В воображении он видел сидящего здесь Карло, обычный жалкий вид которого сменялся серьёзным и вдумчивым, когда его пальцы порхали над клавишами. И... в его далёких воспоминаниях, туманный образ знакомой женщины...

- Ты умеешь играть на пианино?

- ....................!

Он удивлённо обернулся и увидел Никколо, сына Карло, стоящего позади. А затем понял, что, сам того не сознавая, подошёл ближе к пианино и сейчас водил по слоновой кости тонким пальцем.

- Х... Хотел бы я знать, как делать что-то подобное!!

Это была ложь. В детстве он давал выступления перед многими, многими людьми.

Но для Хаято это были далеко не самые приятные воспоминания.

- Я просто....

- Просто?

- Просто... Это... Я имею в виду... Да ничего!! - зло выкрикнул он, не глядя на Никколо.

Он просто хотел выяснить, не может ли что-нибудь сделать для бара - всё что угодно. Если бы ему всего лишь позволили работать вместо раненого Карло - но одна мысль об этом смущала так, что он не представлял, как можно произнести что-либо подобное вслух.

И с другой стороны Хаято вновь вернулся к своему обычному, эгоистичному, образу мышления.

Это, наверное, было временным умопомрачением или чем-то типа того - он вот так запросто свернул с однажды выбранного пути и попытался сделать что-то для другого... О чём он только думал? Старик ввязался в драку в соответствии с собственными принципами и получил ранение по собственному желанию, вот и всё. И Хаято никогда не принимал на себя совершенно никаких обязательств, типа там сделать что-нибудь, чтобы помочь.

Хаято потряс головой и пошёл вон.

- Я умею на нём играть, - Никколо, поменявшись с ним местами, уселся перед пианино.

- Ха? Ты?!

Увидев скептический взгляд на лице Хаято, Никколо насупился и надул щёки от возмущения:

- Я умею играть. Отец учил меня.

....................его отец учил его.

Эти слова будто пронзили сердце Хаято.

- Слушай.

Никколо поставил обе руки на клавиши.

- ....................ах.

Своими маленькими ручками Никколо стучал по слишком большой для него клавиатуре так сильно, как только мог, - но, как и предполагал Хаято, его игра была совсем-совсем детской. И Хаято бездумно воскликнул:

- Эй, мелочь!

- ....................?

- Знаешь, это не просто "колоти так сильно, как только можешь"...

Никколо наклонил голову:

- А так?

- Нет, не так! Ничего же вообще не изменилось!

- Ну, хорошо, а так?

- Нет, блин! Говорю же: ты просто стучишь по клавишам, точно как раньше. Надо больше, знаешь... Ритма. Я имею в виду, энергетики... в смысле...

- ....................???

- Ох, слушай, просто... подвинься, - Хаято приподнял Никколо и отсадил его в сторонку, усевшись вместо него перед пианино сам:

- Для начала просто внимательно послушай. Объяснения будут потом.

Никколо смиренно кивнул и зажмурился.

- Готов? Вот то, что играешь ты, - с этими словами Хаято поднял руки над клавиатурой...

....................

Его пальцы застыли аккурат перед тем, как коснуться клавиш.

Он мог чувствовать, как они слабо подрагивают, и вскоре дрожь распространилась по всему его телу.

- ....................проклятье.

Хаято закашлялся и закрыл лицо руками. Это снова произошло...

Он опять позабыл обо всём, увлёкшись этой мелюзгой с его папашей, и опять чуть не сотворил что-то немыслимое.

- ....................?

Видимо, Никколо подумал, что это очень странно - что он ничего не услышал, хотя вслушивался так долго, и открыл глаза, чтобы посмотреть на Хаято.

- Что-то не так?

- ...ничего.

Хаято издал мученический стон и встал со скамьи. В любом случае, убраться к дьяволу отсюда - это первое, что ему надо сделать.

Но...

- Карло? - голос обращался к Хаято. - Как давно я не видел тебя здесь... Как твои раны?

В дверях, улыбаясь Никколо, стоял явно обладающий чувством собственного достоинства пожилой человек с элегантными усами.

- О! Твой цвет без сомнения улучшился, и ты выглядишь сильно помолодевшим... Создаётся впечатление, будто ты стал совершенно другим человеком или...

- Потому что я и ЕСТЬ другой человек! - зло сказал Хаято, обернувшись к старику. - Эй, Дед! Какого дьявола ты решил, будто я - этот старикашка?!

- Хах...?

Кажется, в глазах старика наконец-то зажглось понимание.

- Эх, я ужасно сожалею. Это просто потому, что Карло всегда единственный, кто сидит перед пианино, так что я...

- "Так что ты" - ничего! Проклятье...

Человек вздохнул:

- ...итак, как я понимаю, Карло всё ещё не в состоянии вернуться. А ведь слушать его игру - одно из немногих удовольствий моей старости...

- Не беспокойся, Дедуля! Хаято сказал, что сыграет для нас!

- Правда? Ну, я очень рад слышать это, Никколо.

- Да!

- ....эй!! - вклинился Хаято в их счастливый диалог. - Что заставило тебя думать, будто я сделаю что-нибудь подобное?!

- Но... ты сказал, ты позволишь мне услышать...

- Идио... Это только потому, что твоя игра дерьмова до такой степени, что я должен был...

- Великолепно, не так ли, Никколо?

- Да!

- Я вам говорю, я не собираюсь играть!!!!

Если он собирается и дальше так терять время, это может завести его чёрти куда, так что Хаято решил смотаться. Он быстро проскользнул мимо Никколо и старика и направился прямо к выходу.

- Кх!

В тот самый момент, когда он уже пытался выйти, навстречу ему ввалилась пара посетителей.

- Чей это ребёнок?

- Ты не найдёшь здесь молока своей мамочки...

- Что?! Ублюдки, да с кем вы думаете, вы трепетесь? Да я разрушу весь этот никчёмный бар!

- Эй, эй, пожалуйста, потише. Этот мальчик - пианист, который собирается выступать вместо Карло!

- Ээээээ, правда?

- Это здорово. Здесь было довольно одиноко без Карло...

- Не радуйся прежде времени!!! Я никогда не говорил, что сделаю что-нибудь вроде...

- Ни черта себе, о чём кричим?

- А, это тот пацан.

Подошло время открытия, и новые посетители мало-помалу просачивались внутрь. Смытый от дверей потоком людей, Хаято вновь обнаружил, что стоит перед пианино.

- ....................ах... - все глаза в помещении были устремлены на них. Он отчаянно ломал голову в безнадёжных попытках найти хотя бы какое-то подобие выхода из ситуации, но ничего не мог придумать.

- ....................

Он просто стоял. Под прицелом всех уставившихся на него глаз, он чувствовал, что его сердце начинает биться быстрее и лицо становится жарким. Но - странно - это было совсем не неприятно. Каждый взгляд ощущался таким... искренним... ожидающим... Ни один из них не был похож на те взгляды, которые обычно бросали на него на улицах, которые будто говорили, что он - всего лишь помеха. И каким-то образом это было... очень...

- ...проклятье, - Хаято почесал в затылке. Из самой глубины его сердца всплыло на поверхность неясное ощущение сожаления и разочарования. Почему он всегда думал только о том, чтобы сбежать? Почему он должен убегать от этой мелюзги или от этих зевак, или от старика?!

- ...хорошо, давай просто сделаем это, - пробормотал он, чувствуя, как его собственный взгляд становится решительней, и сел за пианино. Окружающие немедленно задвигали стульями и засвистели. - Ну... понеслась.

Но в тот момент, когда он уже был готов коснуться пальцами клавиатуры, вернулась точно та же дрожь, что и раньше.

- Тч... это...

Он стиснул зубы, страстно желая, чтобы дрожь в его пальцах прекратилась. Все в баре спокойно смотрели на него - и это странным образом успокаивало, как будто перед ними был просто маленький ребёнок, пытающийся выступить в первый раз.

- ....................

Она прекратилась. Дрожь схлынула, как идущая на убыль волна, - и Хаято коснулся тонкими пальцами белоснежных клавиш пианино.

Медленно.......... полилась изысканная нежная мелодия.

3

Он всегда это чувствовал.

Вот почему он не должен был оставаться.

"Не уходи, Хаято!" - окрик сестры, прозвучавший в ту ночь, когда он сбежал из дома, всё ещё звенел в его ушах, даже спустя столько лет. Если она действительно хотела, она могла бы остановить его силой - у неё бы это получилось с лёгкостью. Но она не остановила.

"Как будто я когда-нибудь останусь в таком месте, как это! В месте... - он повернулся к ней и буквально выплюнул ей в лицо: - В месте, которое убило мою маму!!!"

А затем он убежал, не оборачиваясь.

Он боялся.

Чего именно, он на самом деле не знал, но...

Но он чувствовал себя так, будто разбил своими словами нечто очень плохое.

"Хаято!......." - крик его убитой горем сестры был единственным, что всегда преследовало его, куда бы он ни пошёл.

Куда бы он ни пошёл... Куда бы он ни пошёл...

- О, ты проснулся.

Он открыл глаза и увидел лицо Никколо, ровно с той же наивной улыбкой, какая всегда блуждала по лицу его отца.

Хаято припомнил свой вчерашний бессмысленный поступок, когда он занял место Карло, - а сегодня упал спать чуть ли не в полдень, видать, из-за погоды.

- Уже вечер. Зал скоро откроется!

- А? А мне-то что за дело? - угрюмо пробормотал Хаято.

Он не знал в точности, было ли его настроение таким кислым благодаря тому, что его растолкали посреди сна, или его причиной послужила острая боль в желудке.

Много лет тому назад сестра, старшая его на три года, заставляла его есть странную еду собственного приготовления. Воспоминания об этом были настолько мучительными, что достаточно было всего лишь увидеть её лицо, чтобы начались рези в животе. "Итак, это случается даже если я просто вижу её лицо во сне... проклятье..."

Они жили вместе, пока ему не исполнилось восемь. Когда он убегал из дома, она единственая пыталась остановить его, до самого конца.

- ............тч.

В надежде поскорее забыть свой сон, Хаято резко поднялся с потрёпанного дивана в доме Карло.

***
Та же кучка жалких посетителей собралась в захудалом маленьком баре.

- О, это ты, ребёнок.

- Вижу, ты всё ещё смотришь так же сердито, как и всегда, ребёнок.

- Заткнись! И хватит, блин, ходить и постоянно звать нормальных людей - "ребёнок", "ребёнок"! - вне зависимости от того, насколько угрожающе и злобно он выглядел, единственным ответом ему был тёплый смех.

- ...проклятье... - проворчал Хаято и сел на свободный стул - как раз подошло обычное время выступления Карло. Его правое запястье шло на поправку довольно быстро, и он смог вернуться к выступлениям в баре на несколько дней раньше.

Хаято положил подбородок на руки, слушая игру Карло.

............это было... так ностальгично...

Воспоминания всплыли от самого дна. Воспоминания из того времени, когда ему оставалось ещё много, много лет до встречи с Карло. Это была совершенно другая песня, и совершенно другой человек исполнял её, но всё происходящее каким-то образом вызвало к жизни мелодию, спавшую глубоко в его памяти.

- Ребёнок.

Он поднял голову, как если бы задремал и его разбудили. Кажется, представление только что подошло к концу, и Карло сидел напротив него, со своей обычной невинной улыбкой.

- О чём ты думал, Ребёнок?

- Хорошо, ещё раз: о том, как много треклятых раз я должен повторить тебе, чтобы ты перестал называть меня "ребёнком"?! Все здесь подражают тебе и я постоянно слышу это "ребёнок", "ребёнок"...

- Ну, а как насчёт "молодой человек"?

- "Ну, а как" - отстань!

- Послушай, но ведь я всё ещё не знаю твоего имени, Ребёнок, ха-ха... - Карло криво улыбнулся и почесал нос. - Хорошо, думаю, это не важно...

- Это чертовски клёво!

- На самом деле, Ребёнок, я хотел бы отблагодарить тебя как следует, - Карло наклонился вперёд и взял Хаято за руку. - Спасибо тебе, огромное.

- Ч-что... Не помню, чтобы говорил что-нибудь о…

- Ха-ха, застенчив как и всегда, не так ли?

- ............! Т-ты смеёшься надо мной, ты, ублюдок?! - мгновенно разозлился Хаято. Карло, тем временем, достал какую-то коробочку и протягивал её к самому его носу. - ...И что это такое?

- Это символ моей признательности. За то, что ты играл на пианино вместо меня, пока меня не было.

Хаято почувствовал, как его лицо покраснело.

- К... как будто я...! Я совсем не для тебя это делал, вообще, ничего подобного! Просто, знаешь... так вышло... что...

- Ну, в конце концов, ты был не очень популярен... Хозяин магазина даже сказал, что у него стало меньше посетителей.

- Чт...?!

- Ну, не волнуйся об этом. Я приложу все усилия, чтобы вернуть посетителей, ушедших, пока выступал ты. В конце концов, ты очень старался и сделал всё, что мог быть сделать любитель, а что сделано, то сделано, так что...

- ...! Эй! Как вообще, к чёртовой матери, связано одно с другим?! - Хаято грохнул кулаком об стол, и тут маленькая коробочка вновь привлекла его взгляд, так что он уставился на неё с интересом. - ...и? Как бы то ни было, что это за штуковина?

- Моё сокровище. Единственная подобная кассета во всём мире.

- "Кассета"?... В смысле, с музыкой? Типа, какая-то новая кассета?

- Это фантастическое исполнение, тайно записанное пять лет назад. В то время, я думаю, ему было лет семь. Но в любом случае, он был изумительным ребёнком. Его имя............
............Хаято Гокудера.

И в этот момент............

Сердце Хаято совершенно остановилось.

- Я не могу забыть об этом, даже сейчас, спустя столько лет. Невероятно прогрессивное исполнение, полностью превосходящее всё, что мы когда-либо слышали. Несмотря на то, что он выглядел смущённым и больным, его игра была настолько гармоничной, что непостижимым образом полностью поглощала, увлекая за собой. Великолепное, действительно великолепное исполнение, которое никто не может повторить.

- ............

- Как бы то ни было, впоследствии... Не знаю, почему, но, кажется, он прекратил выступления. Интересно, что же произошло... Уверен, он мог бы играть и сейчас, и куда более восхитительно - теперь, когда он немного подрос.

- ............

- Ты знаешь, если честно... Когда я сейчас смотрю на тебя, иногда я думаю, что ты немного похож на того ребёнка, Хаято. И мне даже казалось, может быть, это судьба, ну, ты знаешь.. И... Что ты делаешь?

Хаято упал на стол, едва заметно трясясь. Карло вытянул шею и беспомощно смотрел на него в замешательстве.

- ...ты же не поранился снова, правда? Я слышал, в последнее время ты перестал ввязываться в драки, так что я успокоился, но...

- ЗАТКНИСЬ!!! - неожиданно закричал Хаято.

Не только Карло, но все вокруг обернулись к ним посмотреть.

- ...Ребёнок?

Хаято поднял голову, крепко стиснув зубы. Казалось, он с трудом сдерживается, чтобы не закричать от охватившей всё тело боли, и...

Внезапно силы полностью оставили его. Хаято едва слышно застонал и встал со стула.

- Прощай, - сказал он и, не встречаясь ни с кем взглядом, повернулся и вышел из помещения.

И больше он не вернулся. Никогда.

4

С тех пор, как он ушёл из города Карло, минул месяц.

Ноги принесли его в какой-то очередной город, и он снова зажил своей обычной бурной жизнью, не чувствуя по этому поводу ничего особенного. Всё просто, как и полагалось, вернулось на круги своя. И он просто должен был быть самим собой, среди таких же людей, как и он сам.

- Ты Дымящая Бомба, не так ли?

Несколько парней в чёрном припёрлись попялиться на Хаято. Один взгляд на них дал ясно понять, что противники из них были никакие.

- Чего надо? - Хаято дёрнулся к спрятанному в кармане динамиту.

Люди подняли руки, давая понять, что пришли с миром.

- Рад встрече. Мы Грильо, Семья, которая держит эту территорию.

- А, типа мафия? - сказал Хаято, и выражение его лица стало жёстче. В самом начале жизни на дне общества он так много раз пытался вступить в мафию. Но ответы всегда были холодны. К какой бы семье он ни пришёл, все они отказались взять к себе ребёнка вроде него. После каждого раза ярость и разочарование Хаято росли, и чем больше он злился, тем холоднее мафия относилась к нему. Случалось, ему даже приходилось спешно уносить ноги - как причине беспокойства на контролируемой какой-либо семьёй территории.

- Эй-эй. Не делай такое грозное лицо. Твоя слава бежит впереди тебя.

- Итак, ещё раз: какого дьявола вам надо?!

- Мы хотели бы, чтобы ты вошёл в нашу Семью, - эти слова, естественно, прозвучали... неожиданно.

- Вы... Вы хотите меня? - ляпнул он, не подумав, и поспешно натянул на лицо маску непреклонности. - Хватит парить мне мозг. Какого дьявола, такие пре...

- А взамен мы хотели бы, чтобы ты сделал для нас кое-какую работёнку.

- А.

Вот так. Как он и думал. Совершенно невозможно, чтобы ему просто так позволили присоединиться к кому-то; подобные вещи никогда не происходят, вообще. В этом мире всё упирается только в один вопрос: ты тот, кто использует, или тот, кого используют.

- ...и? - Хаято в упор смотрел на людей, назвавшихся Грильо, в особенности на одного из них, с выпирающими зубами, и не давал его охране повода расслабиться. - ...во имя ада. Окей, как бы то ни было, что это за "работёнка", которую вы на меня хотите повесить?

- Ты уже решил принять наше предложение и примкнуть к нам? Ну, тогда всё будет куда проще, и ты поймёшь, что это работа - именно то, что тебе нужно.

Грильо тихо рассмеялся вполголоса: "Хи-и-хи-и-хи-и". Хаято уже видел подобное выражение лица раньше, и оно было точь-в-точь, как у крыс, в изобилии водившихся на местных улицах.

- Не пойми меня превратно. По какой бы причине я ни взялся за эту работу, тебя это не касается.

- Касается. Ты, конечно же, много о себе мнишь, Дымящая Бомба, - Грильо наклонился ближе к лицу Хаято, вытянув голову вперёд и выглядывая из-под бровей. - Но это и есть то, что мне нравится в тебе. И это совсем не удивительно, ведь ты с малых лет всегда был сам по себе, здесь, на самом дне общества.

- ............

- О, я великолепный знаток людей. Я услышал о твоём виртуозном владении динамитом и подумал - о, мы могли бы хотеть завербовать тебя! Но, встретив тебя лично, я заинтересовался даже ещё больше. И в силу того, что ты это ты, я уверен...

- Достаточно. Просто скажи, что тебе надо! Мне не нужны твои дерьмовые банальности.

- Дымящая Бомба, - Грильо неожиданно схватил его за руку. Замерев от внезапности его решительного и серьёзного голоса, Хаято неосознанно сделал вдох.

- Наши враги - старики, живущие в этом городе.

Он не понимал, что этот человек пытается сказать. Но невольно подался горячности, с которой тот говорил.

- Старики - это то, что заставляет общество загнивать. Их традиции и договорённости, и прочие нелогичные вещи, их способ мышления - всё это заставляет их отвергать новое, раз за разом. Ты знаешь об этом как никто другой, не так ли?

- Э...?

- Ты пытался вступить в мафию снова и снова, и каждый раз они отвергали тебя. Может быть, они говорили, это потому, что ты частично японец, может быть, они говорили, что им не нужен кто-то вроде слабака-пианиста - но всё это они делали именно по этой недостойной причине.

- ............

- Но наша Семья другая! Мы не так связаны традициями, чтобы отвергать по-настоящему сильного парня. Да... Фактически, нам нужные такие молодые люди, как ты! Итак...

- О-отпусти меня! - Хаято выдернул руку, которую держал Грильо, и отвернулся. - К-как я уже говорил... Чего вам надо? ...С такими неожиданными... говоришь...

- Наша цель одна и та же. Чтобы выжить, мы должны победить старость, которая отрицает наше существование. Ты не согласен? - Грильо снова взял Хаято за руку.

- ............ - Хаято не вырывался.

***
Работа оказалась куда проще, чем он думал.

Он должен был установить бомбу с таймером в определённом концертном зале. Это всё, что он знал. Целью было привлечь внимание к враждебной мафиозной группировке.

Концерт, который должен был состояться там завтра, спонсировал босс этой группировки, и сорвать его планы означало заставить его потерять лицо. Им казалось это прекрасным планом. Заставить противника устыдиться и потерять контроль. Если это произойдёт, он уже не сможет отыграться.

Грильо сказали, это нужно, чтобы гордо дышать, но, честно говоря, Хаято не мог подумать об этом как о чём-то большем, нежели мелкая пакость.

Но... Так он наконец-то сможет стать членом мафии.

Это было то, к чему он стремился так долго - мафия, герои Италии, живущие на изнанке приличного мира.

После этого не будет конца большой работе. И в конце концов, он достаточно хорош, чтобы успешно выполнять её. Представляя, как однажды в будущем он будет, расправив плечи, идти во главе своих людей, держащихся чуть позади, Хаято в первый раз за долгое время почувствовал, как улыбка расползается по его лицу.

А затем............

- Старший брат?

Хаято обернулся на звук знакомого голоса - и увидел человека, которого не могло здесь быть.

- Никколо...

- Это и правда ты, братик.

Никколо бросился к нему и моментально обвил руки вокруг ног Хаято, и крепко сжал его в объятиях. Хаято совершенно потерял дар речи от этого неожиданного воссоединения, а Никколо уже смотрел на него снизу вверх, готовый заплакать.

- Почему ты ушёл?

- ............а............

- Почему?

В его глазах не было ни намёка на упрёк, только беспокойство за Хаято, идущее, казалось, из самой глубины его сердца.

- Братик, - дрожание слабых ручек заставляло трястись самого Хаято. И постепенно его лицо принимало всё более и более обиженное выражение, и...

- Заткнись!

От этого внезапного крика руки, обнимавшие его ноги, разжались, а Никколо неуверенно подался назад и плюхнулся на землю...

- Старший... брат...

Повернувшись спиной к дрожащему от подступающих слёз голосу, Хаято бросился бежать.

Назад дороги нет............

............и с этой мыслью он с силой ударил себя по губам.

5

Когда он вышел, ему в нос ударил запах кухонных отходов, разбросанных по всей улице. Он чувствовал себя просто ужасно.

- ...проклятье...

Он поправил одежду, опираясь о стену, и кое-как поднялся на ноги. Прошлой ночью он посетил каждый бар в трущобах, пока наконец не спёкся, - с пользой истратив все деньги Грильо, выданные ему в качестве аванса, он неплохо провёл время везде, где только было можно.

Но это ничего не изменило.

- ............

Он сощурился от яркого света и посмотрел на небо.

Кажется, солнце уже миновало высшую точку, и сейчас медленно опускалось.

Это не займёт много времени...

Вечером будет представление в концертном зале. Вскоре после его начала взорвётся динамит, который разместил Хаято. Взрыв не будет слишком большим, но его должно с лихвой хватить, чтобы повергнуть зал в панику.

И после этого Хаято сможет присоединиться к мафии.

Но всё равно... Почему-то Хаято никак не мог ощутить хотя бы крохотный приступ счастья.

С той минуты, когда он вчера повстречался с Никколо, всё казалось ужасным.

- Проклятье... Какого чёрта!....

Схватившись за пульсирующую от боли голову, Хаято побрёл, без какой-либо конкретной цели.

- ............!!

Виииииииииииизг!!

Хаято, пошатываясь, шёл по улице, когда внезапно услышал звук тормозов, и прямо перед ним остановилась дорого выглядящая машина.

- Эй! Каким чёртом ты думаешь, ты...

Было кристально ясно, что виноват вообще-то именно он - тащился, не глядя по сторонам, - но Хаято всё равно заорал, как будто это не имело ни малейшего значения. Какая разница. Всё прекрасно. Пока он может найти кого-нибудь, на ком можно сорвать злость.

Но человек, появившийся с заднего сиденья машины...

- Дед!

Тот самый величественный старик, постояный посетитель бара.

- О, это ты, Ребёнок? Прошло много времени!

- ............! Эй! Не называй меня так! - с раскрасневшимся лицом, не думая ни о чём, он просто орал от злости - но странным образом чувствовал себя совсем не так плохо, как могли бы свидетельствовать его вопли.

- Так странно встретить тебя в местечке вроде этого, - сказал старик - и тут же всплеснул руками, словно вспомнив о чём-то. - О, понимаю! Ты тоже пришёл послушать, да?

- А? Послушать...?

- Концерт Карло, разумеется!

Он замер. В этот миг Хаято полностью заледенел. Концерт............ В этом городе было только одно место, где можно было устроить нечто подобное. То самое............ место, где Хаято разместил динамит............

- ...это не может быть... так...

- О, это так! Кое-кто поспособствовал тем, кто хотел вернуть его, и поэтому сейчас он может выступать, даже в таких больших городах. Не только я, но и многие другие из того зала приехали посмотреть............

Хаято не слышал.

Он не мог думать.

- Эй, Ребёнок... - повернулся старик к побредшему куда-то в прострации Хаято. - Что скажешь? Если хочешь, мы могли бы поехать вместе в моей ма...

Хаято бросился бежать, не дав ему возможности договорить.

Он не помнил, как или куда бежал. Когда он очнулся, то обнаружил себя сидящим на маленьком пляже на окраинах города и глядящим на море.

- ............

Солнечный свет, понемногу раскрашивающий окрестности, заставил его вернуться в реальность. Голубое небо медленно становилось красным.

Это не займёт много времени. Не понадобится много времени, прежде чем............ прежде, чем динамит, который он установил............

- Ребёнок.

- !

Он думал, его сердце выпрыгнет из груди.

Старик стоял прямо перед ним.

- Почему бы нам не отказаться от всех окольных путей и просто не пойти на концерт Карло? - со этими словами старик похлопал Хаято по спине.

- ...дьявол...

Он не смог скрыть дрожь в голосе. Несмотря на все его попытки, она просто не прекратилась. И даже несмотря на то, что он отчаянно хотел сдержаться и промолчать, слова просто выскочили из его рта и полились сами собой.

- Если бы я мог идти... если бы кто-то вроде меня мог... как я могу прийти и показаться им... я...

- Ребёнок.

Старик опустился на колени перед ним и деликатно положил руки на трясущиеся плечи Хаято.

- Я уверен, они будут очень рады видеть тебя. И Карло, и Никколо, они оба.

- Счастливы видеть парня, который припёрся и взорвал их долгожданный концерт?

Улыбка исчезла с лица старика в один миг.

- Что... что ты имеешь в виду?

- Ничего! - Хаято с криком вывернулся из рук старика и встал. - Я не знаю, с чего вы, парни, кажется, всё поняли неправильно, но вот это - настоящий я! Дымящая Бомба, неприятность, у которой никогда не будет дома, куда бы она ни пошла! Вот кто я!

Правильно. Он знал это с самого начала.

Просто он из тех людей, у которых нет права оставаться с Карло. И он никогда не был тем, кем считал его Карло. Когда он увидел эту кассету, у него наконец-то хватило силы воли, чтобы встать и уйти. От одной мысли, что то выступление было записано на кассету... и что Карло был его большим фанатом...

Осознав это, он отчётливо понял, что все его надежды были обмануты. Вот почему Хаято............

- Мне пофиг, что там с кем может случиться! Пока всё хорошо со мной, всё хорошо! Вы, парни...

Его голос снова начал дрожать.

- В... Вы, парни... вы... парни.... ............ - слова кончились, и он просто закричал.

Когда Хаято с криком схватился за голову, старик только спокойно взглянул на него.

А затем...

- ............!

Старик взял его за руку.

- Чт-что ты делаешь...

- Я выслушаю всю историю позже. У нас не так много времени, не так ли?

- Гх...! ............пусти меня, Дед! - он забился, пытаясь освободиться от хватки старика. Но тонкие пальцы держащие его за руку, даже не дрогнули.

- Ты...! Пусти!!! - он кричал и сопротивлялся изо всех сил. Просто невероятно, но этот старик, который к тому же был ниже Хаято, казалось, совсем не напрягался, чтобы вести его за собой.

- Ты, старый ублюдок!! Куда, ты думаешь, ты тащишь меня?!

- Это очевидно, не так ли. Мы идём к Карло.

- !!!

- Карло очень хотел тебя увидеть. Он говорил, что смог измениться благодаря встрече с тобой.

- ...какого дья...

- Так он сказал. Что ты был именно тем, в ком он нуждался.

- Да отстань ты от меня, что я вообще сделал для этого старого...

- Ты слушал, как он играет.

- !

- Он так хотел, чтобы ты послушал это его выступление. Он сказал, ты первый человек не из его семьи, к которому он так привязался. Похоже, он действительно не знает, почему, но благодаря встрече с тобой он понял, что способен играть поистине великолепно.

- Что... какого...

- Ребёнок, - старик внезапно резко поставил Хаято перед собой и обхватил его лицо обеими руками. - Послушай, Ребёнок. Единственный, кто решает, каким будет будущее, это ты и прямо сейчас. Не тот человек, которым ты был в прошлом.

- ............

- И человек, стоящий передо мной прямо сейчас, не кто-то, кто злится или гневается, или что-нибудь ещё в этом роде. Это кто-то, кто может страдать и плачет, когда другим больно... Это ребёнок с очень добрым сердцем.

Хаято ничего не мог сказать в ответ. Глаза старика походили на ясное небо, и он просто не мог отвести взгляд.

Все эти оправдания бесчисленным жестоким поступкам... Как будто вся та ложь, которую он так долго копил внутри себя, испарилась, растворившись в этих глазах.

- Пойдём, Ребёнок.

URL записи

@темы: новеллы

URL
Комментарии
2012-03-12 в 15:11 

Цвай
большинство задач решается удивительно просто: надо взять и сделать
Пардон, у меня опять примечание из головы вылетело.

Семья Грильо - в оригинале они называются Grijo.

Англовики предлагает вариант Grijó и говорит, что это такой район в Португалии, но в итальянской википедии мне удалось найти, содержащую именно вариант Grijo.

Cristina Castagna, итальянская альпинистка. Родилась в Вальданьо, недалеко от Виченцы. Младшая из четверых детей, ещё в детстве ходила в горы с отцом и дядей, в дальнейшем стала первой женщиной, совершившей восхождение на вершину "Чёрный Великан" (11 мая 2008 года), долгое время оставалась самой молодой итальянкой на восьмитысячниках (после покорения Шиша Пангма, Гималаи). После успешного восхождения на восьмитысячник Броуд-пик, во время спуска, соскользнула в трещину и погибла на высоте 7800 метров.

В юности она немного интересовалась бейсболом, а горнолыжным спортом и альпинизмом всерьёз занялась только после двадцати. Однако, несмотря на то, что входила в команду Salewa АlpineXtrem и была членом NAA и CAI, фактически, никогда не стремилась к статусу профессионального альпиниста и всю жизнь проработала медсестрой в больнице Виченцы, совершая восхождения только за свой счёт и только в свободное время. В детстве она постоянно находилась в движении, и отец дал ей прозвище El Grillo, "сверчок", которое настолько ей нравилось, что она использовала его, и будучи взрослой, наравне с прозвищем Dreamcatcher, "ловец снов". Также была страстным читателем и писателем.

Добавлю из итальянской вики: Veniva soprannominata "el grijo", in lingua veneta "il grillo". Носила прозвище "el grijo", с венетского диалекта "il grillo".

Я выделю отдельно ещё одну прелесть: была членом CAI. Нет, это не система мгновенных изменений вооружения Гокудеры, это Club Alpino Italiano. NAA, насколько я понимаю (второй клуб, в который она входила), это что-то типа почётного клуба при Альпини, элитном отряде горных войск Италии - и пусть тот, кто в этом разбирается, поправит меня :bricks:

В общем, учитывая всё вышесказанное, я думаю, что Грильо в "Bakudan Bambino" - это именно "Сверчки" и есть. А прибрёл Гокудера, чтобы на них наткнуться, в некий городок в области Венето, вполне вероятно, что именно что в Виченцу. То есть сюда:


спасибо википедии за предоставленное изображение

2013-03-24 в 16:39 

Автор, это гениально. Мне всегда было интересно, как жил Гокудера до встречи с Тсуной. И как его "поставили на правильный путь". Спасибо вам! :vict::hlop:

URL
2014-02-01 в 16:19 

Великолепно! Превосходно! И главное всё в деталях! Я снимаю перед Вами шляпу! :woopie:

URL
2014-04-02 в 21:35 

О боже, я рыдаю... Огромное спасибо, это очень трогательно)

URL
2016-06-12 в 11:20 

Всё-таки у Хаято очень трудный характер. Не, ну серьёзно, я бы так хотела, чтобы он сказал свое имя...

URL
2016-10-08 в 02:18 

жаль что перевод неполный(((

URL
   

главная